Богатые люди не перестали есть дорогую колбасу, а вот средний класс уже начинает покупать более дешевые продукты для бедных, утверждает генеральный директор группы «Продо»

03 декабря 2008, 09:30
Группа «Продо» на мясном рынке считается самой непрозрачной. Холдинг был создан в 2004 г. Давидом Давидовичем, управляющим директором компании Millhouse Capital, а эта структура, управляющая активами Романа Абрамовича, никогда не отличалась информационной открытостью. На рынке то и дело возникали слухи о том, что владельцы группы выставили на продажу либо свои основные активы — «Омский бекон», мясокомбинат «Клинский», «Дарью», либо весь бизнес целиком. Но, как утверждает Виктор Сухинов, у компании совсем другие планы на жизнь.

— Руководство группы «Продо» никогда не давало интервью и вообще сторонилось прессы. Что же случилось теперь?

— Ну, начнем с того, что компания приняла решение о выходе на IPO…

— Когда?!

— Разумеется, сейчас выходить на рынок было бы безумием. Но ведь этот кризис не навсегда, он когда-нибудь закончится. А чтобы разместить свои акции на рынке года через два, надо начинать готовиться уже сейчас. Мы уже заключили контракт с PricewaterhouseCoopers, которая проводит аудит группы «Продо» по международным стандартам финансовой отчетности за 2007 и 2008 гг., и к моменту, когда ситуация на рынке стабилизируется, мы будем уже готовы к размещению акций организационно и технически. Когда на рынке появятся первые ростки выздоровления, вполне реально было бы предложить ему 20-25% акций. Поэтому сегодня, несмотря на кризис, мы готовимся к работе в ситуации растущих рынков и, конечно же, становимся более публичными, открытыми и прозрачными — теперь уже не только для банков, но и для всех потенциальных инвесторов.

— «Продо» будет продавать акции новой эмиссии или кто-то из акционеров выставит на продажу свой пакет?

— Речь идет, конечно, об акциях новой эмиссии. Этот проект органично входит в стратегию развития на 2009-2011 гг., которую мы сейчас приняли. Деньги, вырученные за акции, будут полностью инвестированы в производство.

Сегодня АПК, несмотря на кризис, имеет, наверное, самые лучшие перспективы развития и роста. При этом никто не может сказать, сколько может стоить сегодня аграрный бизнес. Капитализация группы «Черкизово» сегодня меньше $200 млн, хотя за последние три года они инвестировали в свое производство $500 млн. А в момент размещения эта компания вообще стоила $904 млн. Кстати, еще до того, как «Черкизово» купила «Куриное царство», а мы начали реализовывать свою стратегическую программу развития, мы оценивали свою компанию с помощью одного из инвестиционных банков, и получалось, что «Продо» стоит на 20% дороже. На сегодня компании сопоставимы и по обороту, и по прибыли.

— Расскажите о структуре группы и ее доле рынка.

— В этом году, по данным «Бизнес-аналитики», доля «Продо» на рынке мясопродуктов составляет 14% (за два года рост доли рынка на 1%), по мясу птицы у нас 7%, а по свиноводству — около 5%. Кроме этих направлений в структуре группы есть производство зерна — мы производим зерно для своих нужд. Общий оборот группы в 2008 г. составит 30 млрд руб. (уровень кредиторской задолженности, по словам Сухинова, составляет треть от выручки. — «Ведомости»).

— Как у «Продо» складываются отношения с банками-кредиторами? Известно, что вы работали со Сбербанком, Газпромбанком, Альфа-банком.

— Ставки по уже выданным кредитам в одностороннем порядке пересмотрели практически все банки, с которыми мы работаем, и рост этот составил 5-7%.

— То есть у вас были кредиты под 9%, а теперь под 15% годовых?

— Да, очень близко. Но вопрос не только в ставках, вопрос в том, что субсидируются проценты по кредитам по ставке рефинансирования, зафиксированной на момент выдачи кредитов. То есть все привлекли деньги под длинные проекты по одним ставкам, практически покрываемым субсидиями, сегодня же все вынуждены платить по другим ставкам, субсидии же остались на старом уровне. Проекты в сельском хозяйстве и так имеют длинные сроки реализации и окупаемости. Сегодня же, при текущих ставках, инвестиции вообще не окупятся.

— Недавно стало известно о том, что на вашу группу подал в суд Альфа-банк. Он требует возврата двух кредитов — на 201,6 млн руб. и на 121 млн руб. Ответчиками по искам выступают «Продо дистрибушн компани», «Дарья» и три мясокомбината группы. Прокомментируйте эту ситуацию.

— Мы бы не хотели комментировать отношения с Альфа-банком в настоящий момент. Переговоры продолжаются.

— Во время кризиса вашей продукции, наверное, будет сложнее конкурировать с импортной? Вы же не сможете предложить свое мясо российским старушкам по таким же низким ценам?

— Конечно, мы не сможем. Но это же не значит, что если у вас мало денег, то обязательно нужно есть яд. По американской статистике, 95% птицеводческих предприятий США в той или иной степени заражены сальмонеллой — у них санитарные нормы по сальмонеллезу гораздо ниже, чем у нас. Почему наша нация должна травиться этими окорочками, вымоченными в хлорке? Да, мясо дорожает — но тогда нужно субсидировать цены на него. Ведь американские куриные окорочка дешевле наших не потому, что у них дешевле выращивать кур, чем в России, а благодаря 50%-ным правительственным субсидиям. Мы анализировали себестоимость своей продукции: наша охлажденная курятина по цене на уровне мировых лидеров, например Бразилии, но дешевле, чем в США.

— Как вы думаете, может ли российское государство субсидировать сельское хозяйство на таком же уровне, как США?

— Думаю, что сегодня это нереально. Просто потому, что у нашего государства возможности меньше, чем у США. Нам для победы на отечественном рынке, в общем-то, даже и прямых субсидий не нужно — были бы только длинные деньги по приемлемым ставкам да правильное таможенно-тарифное регулирование импорта.

— Разве Россельхозбанк не справляется с задачей выдачи длинных кредитов?

— В Россельхозбанке ставки сейчас 17-18%. Это больше, чем в других госбанках, — у Сбербанка, например, 15%. К тому же кредит в Россельхозбанке просто невозможно получить. Мы вот обращались недавно и получили отказ, думаю, просто потому, что им ведь тоже не хватает денег. Государство недавно выделило Россельхозбанку 25 млрд руб. Вот и представьте, что значит эта сумма для сельского хозяйства России, если только у нашей группы проектов, которые находятся на завершающей стадии, на 6,4 млрд руб. да еще на 5,4 млрд руб. тех, что реализованы практически наполовину. Еще на 10 млрд руб. проекты рассмотрены и приняты, но их реализация, видимо, будет отложена вследствие кризиса.

— Кому принадлежит ваша компания?

— Состав акционеров не раскрывается. Могу сказать только, что это физические лица.

— «Продо» планировала покупать «Сибирскую губернию» (крупный производитель мяса птицы в Красноярском крае. — «Ведомости»). Возможно, у вас уже были и другие приобретения?

— «Сибирскую губернию» не купили — у ее собственников нет желания продавать этот актив. Но сейчас у «Сибирской губернии» и [розничной сети] «Алпи», которые входят в один холдинг, проблемы с долговой нагрузкой — похоже, она для них непосильна. Поэтому перед собственниками стоит выбор: продать либо «Алпи», либо «Сибирскую губернию». Мы в покупке «Сибирской губернии» заинтересованы — этот актив отлично вписывается в нашу стратегию сибирской экспансии.

Мы в этом году купили много предприятий. В начале года приобрели Новосибирскую птицефабрику яичного направления, собираемся ее перестраивать под бройлерное производство объемом 40 000 т мяса в год. Купили «Ивановский бройлер», мощности которого собираемся увеличивать с 14 000 т до 35 000 т, «Бройлер-Дон» и Алексеевскую птицефабрику на юге России, Калачинский мясокомбинат, на площадку которого сейчас переводятся мощности Омского комбината.

— Как вы считаете, кризис ускорит консолидацию игроков в вашей отрасли?

— Да, обычно кризис усиливает консолидацию. Беда лишь в том, что в этот кризис ни у кого нет денег. Ведь на этот раз проблемы у всех отраслей — разве что у фармацевтов, юристов и гробовщиков в меньшей степени, чем у всех остальных. Видимо, поскольку кризис всеобъемлющий и переток капитала из одной отрасли в другую сейчас затруднен, то по большому счету все компании сегодня сконцентрированы на том, как выжить, на преодолении кризиса, а не на развитии. Вот и нам бы сегодня решить вопрос со своими банками [кредиторами] по перекредитациям и продолжению инвестиций в развитие — и можно было бы продолжить покупки активов.

— А Тольяттинский мясокомбинат и несколько молочных предприятий в Омской области вы продали? Объявления об их продаже до сих пор висят на интернет-сайте «Продо».

— Нет, пока не продали. Но в рамках реструктуризации группы будем их продавать: это мелкие предприятия, а мы концентрируемся на развитии крупных. С этой точки зрения нам «Сибирская губерния» как раз интересна. Тольяттинский комбинат производил 10 т продукции в день — на таком тоннаже точку безубыточности можно перепрыгнуть, только если не платить налоги или делать колбасу не из мяса. Это не для нашего холдинга.

— Ваша компания также собиралась продавать «Дарью». И за сколько вы хотите продать этот бизнес?

— Мы сохраняем интерес к продаже. Цену не раскрываем.

— В «Продо» предусмотрены опционы для менеджмента?

— Нет. Но [в рамках подготовки к IPO] акционеры думают об этом.

— В чем суть претензий инвестиционного фонда Prosperity Management к вашей группе?

— Prosperity — миноритарный акционер нескольких наших дочерних предприятий, размер его пакетов не превышает 10%, и он, как я понимаю, хотел продать свои доли «Продо». Конечно, кризис хорош тем, что акции можно купить дешево. Но сейчас не лучшее время для покупки, деньги в серьезном дефиците. Увеличение доли в акционерном капитале не лучший способ применения средств сейчас. Есть более приоритетные задачи — такие, как урегулирование кредитных отношений с банками, завершение инвестиций, инвестиции в брендинг (кризис открывает возможности). Проблема ведь сейчас только в одном — банки не дают кредитов. Во всем остальном сельское хозяйство имеет отличные перспективы развития, может зарабатывать деньги и даже могло бы стать одной из точек роста в 2009 г. Просто потому, что наша отрасль одна из немногих, в которых сохранился гарантированный платежеспособный спрос.

— Участники рынка рассказывают, что «Продо» едва ли не лучше всех остальных производителей сумела наладить отношения с розничными торговыми сетями. Так ли это?

— У нас непростые отношения с сетями. Мы бы хотели, чтобы эти отношения были хорошими. Но как быть, когда торговые сети требуют отсрочку [оплаты поставок] на 40-50 дней — а срок годности товара не превышает 10 дней? Резонный вопрос: что сеть делает с деньгами, полученными за проданный товар на протяжении оставшихся 30-40 дней?

— В каких еще регионах кроме освоенных вам было бы интересно присутствовать?

— Например, на Урале — Челябинск, Екатеринбург. Конечно, Сибирь. Хотели бы усилить свои позиции на Юге и в Центральной России, где у нас пока только Клинский мясокомбинат и Калужская птицефабрика. Клинский комбинат ориентирован на премиальный сегмент, а [после новых приобретений] мы могли бы предложить Москве всю продуктовую линейку, в том числе в среднеценовом сегменте. Если нам удастся решить вопрос с перекредитованием, следующим шагом будет продолжение региональной экспансии. Кризис — это ведь не только проблемы, но и возможности.

— Наверное, по продукции премиального сегмента кризис как раз сильнее всего и ударяет?

— Нет, на премиальном секторе кризис никак не отражается: богатые люди, возможно, становятся менее богатыми, но от этого не перестают есть клинскую колбасу — просто потому, что она лучше по качеству. Сделана из настоящего мяса, да еще и охлажденного («Клин» имеет свой убой). Снижение продаж происходит в среднем ценовом сегменте: вот этот потребитель переходит на более дешевую продукцию.

— Каких изменений объемов производства вы ожидаете в этом году и в следующем?

— Производство колбасы, видимо, снизится процентов на 6-8%, а по мясу птицы и свинине рост продолжится на уровне прошлого года — на 15% и 5% соответственно. В следующем году мы ожидаем роста выручки на 20%. Покупатели с колбасы и мяса перейдут на более дешевое мясо птицы, поэтому этот сегмент вырастет не менее чем на 15%.

— Как вы думаете, к моменту проведения IPO «Продо» будет стоить дороже «Черкизово»?

— Думаю, да. Но главное — тот, кто выиграет рынок в кризис, возможно, выиграет его навсегда.

Источник: Ведомости

Также в разделе:

«Мясного короля» Латарию обязали доплатить налогов и пени на 31 млн рублей...

Первый замминистра сельского хозяйства РФ обсудит в Омске развитие животноводства региона...

В Омской области ищут африканскую чуму свиней...

Банк ВТБ профинансирует новый проект омского «Рускома» в Тюмени...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.